«И» «ИЛИ»  
© Публичная Библиотека
 -  - 
Универсальная библиотека, портал создателей электронных книг. Только для некоммерческого использования!
«Библиотечка журнала «Народное образование» (серия)

«Библиотечка журнала «Народное образование» 28k

-

()

  ◄  СМЕНИТЬ  ►  |▼ РАЗВЕРНУТЬ ▼
▼ РАЗВЕРНУТЬ ▼|  ◄  СМЕНИТЬ  ►  
Серия.




  • Акимов В.М. Свет художника, или Михаил Булгаков против Дьяволиады. [Djv- 2.9M] Автор: Владимир Михайлович Акимов.
    (Москва: Народное образование, 1995. - Библиотечка журнала «Народное образование», №01)
    Скан, обработка, формат Djv: Павел Потехин, 2012
    • СОДЕРЖАНИЕ:
      Бесы или Булгаков? (3).
      А пока что Булгаков защищает себя сам (5).
      Вопрос о Доме (7).
      «Сам человек и управляет»? (8).
      Булгаков жил «своим умом» с первых шагов в литературе (9).
      Первое столкновение с бесами (17).
      Где найти другого человека? Наука тоже не дает ответа... (21).
      Преображенский и Швондер (23).
      Преображенский сам по себе - тоже не выход (25).
      Личная ответственность человека культуры (27).
      Жить в согласии с миром? Или в согласии с собой? (29).
      Две эпохи «лицетворения» (31).
      «Троемирие» романа (32).
      Обаяние Воланда и К° (35).
      Кто управляет Воландом? (37).
      О «партии середины» (39).
      Встреча с Иешуа Га-Ноцри (44).
      Роман о страхе и бесстрашии (48).
      Иешуа Га-Ноцри и Булгаков (52).
Аннотация издательства: В публикуемом очерке доступно и ярко рассказывается о творчестве Михаила Афанасьевича Булгакова, стержнем которого была его борьба за независимость среди распада многих традиционных для России ориентиров - и в жизни, и в литературе.
Именно с духовным «самостоянием» соотечественников в эпоху сокрушения большого национального Дома М. Булгаков более всего связывал судьбу каждого человека. Во внутренней личной стойкости видел он истинный путь к другим людям, к миру.
В этом свете осмысливается его знаменитый роман «Мастер и Маргарита». Автор очерка вступает в полемику с распространенным (и не только в массовом чтении) восприятием романа едва ли не как апологии воландовщины, как оправдания сотрудничества человека с силами зла. Напротив, роман, включенный в тысячелетний опыт гуманистической философии, стал - во всех своих сюжетных переплетениях и судьбах персонажей - выражением писательской взыскательности, актом строгого испытания внутренних ценностей человека. Очерк будет интересен и полезен как для учителей и старшеклассников, так и для всех серьезных ценителей русской литературы XX века.